А так ли страдает русский?


Прочитала статью о "плачевном нашествии иностранных слов в русский язык".

Наверно, еще года три назад я бы поддержала авторов и посетовала бы - "ой-ой-ой" и "ай-ай-ай".

Кто-то волнуется, что слова эйчар, свайп, худи, мем, хейтер, юзер, краудфандинг, бренд и пр. завоёвывают наш язык? 

Но почему никто не вздумает возмущаться словами лампа, электричество, стул, трамвай, троллейбус, радио, апельсин, абрикос, ванна, туалет, картофель, помидор, буйвол, фасоль, джинсы, шорты, футбол и т.д.? Ведь они тоже иностранные и тоже все пришли в наш богатый и могучий.

Может, именно потому он и богат, и могуч, что умеет вобрать в себя потоки новых слов и просто сделать их со временем русскими? Причем настолько русскими, что уже никто не помнит, что когда-то они пришли к нам издалёка и в разные исторические периоды. 

Например, слова ковш, кувшин, пакля, скирда, янтарь, деревня, дёготь пришли к нам из очень близких восточно-славянских языков.

Известь, сахар, скамья, тетрадь, фонарь — из греческого в период христианизации.

Адмирал, алгебра, алкоголь, алхимия, кофе, лак, матрац, маскарад, эликсир — из арабского.

Очаг, боярин, шатёр, богатырь, жемчуг, кумыс, ватага, телега, орда - из тюркского. 

Оптика, глобус, лак, компас, крейсер, порт, армия, капитан, генерал, дезертир, кавалерия, контора, акт, аренда, тариф — из голландского в 18-19 веках.

Кушетка, ботинок, вуаль, гардероб, жилет, пальто,  кастрюля, махорка, бульон, винегрет, желе, мармелад, актёр, афиша, балет, жонглёр, режиссёр — из французского в 18-19 веках.

Ария, виолончель, новелла, пианино, речитатив, тенор, гитара, валюта, вилла, вермишель, макароны — из испанского и итальянского тоже в 18-19 веках.

Мы приняли эти слова, ассимилировали. С 20 века начались заимствования из английского.

Кстати, некоторые слова  из последних заимствований успели исчезнуть. Всего за 20 лет возникли и уже исчезли явления, вместе с которыми они пришли в нашу жизнь — пейджер, интернет-кафе, аська (ICQ), сидюк (CD). Не успев глубоко войти в жизнь, и слова, и явления сразу стали архаизмами, что говорит о скорости изменений.

Когда лет 7 назад в сети появились аффтары, щасы, кросавчеги, преведы, карочи, учаснеги и пр, казалось, что всё, настал конец русскому языку. Но нет, он опять оказался сильнее, и где они все сейчас — эти кросавчеги?

Но тем временем и прижившиеся десятилетиями серванты с когда-то очень нужными фужерами тоже стремительно исчезают — и как слова, и как явления. 

Говорят, что одним из главных навыков сейчас становится умение жить в быстро меняющемся мире. 

Русский язык точно сумеет. Изменится, а может упростится, как это сейчас происходит с многими языками мира, но выживет. Ведь и в древнерусском у глаголов было 4 формы прошедшего времени, а мы уже пользуемся одним. Ничего, живём и в ус не дуем.

Так что пусть эйчар в худи спокойно шазамит и стримит. 

Век его как слова и как явления, скорее всего, в масштабах столетий будет недолог. 




Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.