Category:

Гайдаровский форум: тренды образования в цифровом мире

Он-лайновое, частное, глобальное (не национальное). Таким, по мнению ректора высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, будет образование к 2030.

Недавно в Москве прошел Гайдаровский форум - ежегодная международная научно-практическая конференция России в области экономики, имеющая серьезный либеральный уклон.

Одно из заседаний Форума было посвящено горизонтам развития образования. Поскольку я интересуюсь этим вопросом, то я внимательно прослушала это заседание. Основным спикером заседания был Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики. Формат был задан модераторами: они задали выступающим ряд вопросов.

Я сделала близкую к тексту расшифровку выступления Ярослава Кузьминова— чтобы не только мне было удобнее понять, в чем основные тренды развития образования. 

Прошу обратить особое внимание, что мое мнение может совсем не совпадать с мнением Ярослава Кузьминова. 

И публикацию данного материала прошу рассматривать с точки зрения того, что бессмысленно поглубже прятать голову в песок и пытаться не замечать, что мир меняется, причем независимо от нашего желания или нежелания, способности или неспособности понять и принять эти изменения. Считаю, что хотя бы необходимо быть в курсе того, что происходит.

Для начала стоит сказать, какие виды образования рассматриваются:

- школьное

- среднее профтехобразование

- высшее

- образование для взрослых

Итак. Ярослав Кузьминов:

"Школьное образование в России поднимается и существенно улучшает свое положение в международных рейтингах. А эти рейтинги построены в основном по стандартам англо-саксонской системы, и знающие люди понимает, что это еще сложнее.

Фрагмент презентации Александра Асмолова, Гайдаровский форум, 2018 год

Традиционно считается, что лучшее образование в Сингапуре. Однако сам президент Сингапура уверен, что такие лидирующие позиции – только по компетенциям 20 века, а в отношении компетенций цифровой экономики в Сингапуре, по его мнению, ситуация плачевная.

Что касается специального профобразования, то мы отстаем. На колледжи профобразования в регионах направляются такие же деньги, что и на старшую школу. Поэтому средства идут больше на общее образование в колледжах, чем на само профобразование и обучение технологиям. Это зона очень большого риска. 

У нас есть значительные прорывы, связанные с международными профсоревнованиями рабочих профессий WORLD SKILLS, но это «точковые» прорывы. Массовое профтехобразование вызывает большие опасения. Здесь мы сильно отстаем от лидеров, особенно от таких лидеров, как Франция и Германия, где помимо прочего, рабочие специальности связаны с высоким социальным статусом.

Что касается высшего образования, то картина неоднородная. С одной стороны, около 30 ВУЗов занимают все более высокие позиции в международных рейтингах, и это вполне объективная оценка. И тут мы довольно быстро растем. Причем при меньших затратах, мы растем быстрее Китая. 

Но при этом у нас около 50% студентов в стране – это заочники, а заочное образование финансируется в размере одной десятой от очного, то есть почти не финансируется.

Образование взрослых – это, пожалуй, самая большая зона отставания. В России 15% взрослых сейчас учится, в Швеции – 62%, в Германии – 42%, и в странах-лидерах этой сферы порядка 40-50% взрослых учатся.

Что касается цифровизации образования. Другие ведущие системы больше сопротивляются цифровизации, чем российская система образования, потому что они более богатые. И вполне живые профессора в американских университетах сразу скажут: «А чем я хуже?»

Россия же с ее 50% заочников (для сравнения, следующий лидер заочного образования – Швеция – имеет 30% заочников) предрасположена для внедрения он-лайн курсов. И по он-лайн курсам Россия удерживает от 5 до 7% международного рынка.

Теперь я хотел бы рассказать о главном тренде. Это, конечно, цифровая революция. Она с двух сторон затрагивает образование. 

Первое - это новый рынок труда, который нуждается в новых компетенциях. Этот новый рынок требует образования, которое обучает креативному подходу, принятию решений, поиску, презентации, коммуникации и кооперации. То есть обучает тем секторам, которые явно остаются в руках людей после обновления рынка труда в результате цифровой революции.

Вторая сторона – это непосредственно изменение самого образования. 

И в первую очередь, тут говорим об искусственном интеллекте. 

Самообучающийся искусственный интеллект – это уже сегодня абсолютная реальность, просто пока еще очень дорогая, так как находится в лабораторном состоянии. 

Но по оценкам трёх главных разработчиков – компаний MICROSOFT, GOOGLE и IBM - у нас есть всего 5 или 7 лет до окончательного вытеснения бумажного учебника. Не потому что бумага сама по себе чем-то плоха. Просто искусственный интеллект в ближайшее время сломает всю нынешнюю систему образования. И не только у нас, а в подавляющем большинстве стран.

Что такое методика общеобразовательной школы? Это усвоение материала, навязанного извне. Это обязанность ученика. Хорошо, с одной стороны, что он учится, у него есть обязанность, но с другой стороны, это некое принуждение к уроку. Кстати, помните само слово «урок»? Это ежедневная работа крестьянина.

Через пять лет учитель будет не в состоянии узнать, решил ли задачу Петя или петин смартфон. Причем петин смартфон сможет решить эту задачу с подробными объяснениями, с несколькими вариантами, с подробным обоснованием. Петин смартфон сможет писать эссе, сочинения и так далее, то есть сможет сделать те рутинные задания, которые составляют сегодня около 70% методики образовательной школы как со стороны учителя, так и со стороны учеников. Они будут схлопнуты, их просто нельзя будет проверить.

Школе придется перестраиваться. А искусственный интеллект имеет возможности решить нерешаемые на сегодня школой проблемы. 

Во-первых, это индивидуализация образования, о которой так давно уже говорят наши либералы, начиная с Днепрова. В последнем законе «Об образовании», помните, есть слова об индивидуализации, о персональной траектории, но экономически-то они никак не обеспечены, ни у кого нет персонального учителя. А искусственный интеллект, вшитый в учебники будущего, сможет адаптироваться к тому, что у ребенка получается, а что нет, предлагать ему те задачи, которые у него идут. 

К примеру, у нас половина людей понимает математику через логику, а вторая половина – образно, то есть через геометрию. Поэтому им будут предлагаться совсем разные методы обучения. 

Это только пример. В силу конспективности, я просто говорю это назывным порядком.

Вторая возможность, это, конечно, он-лайн курсы и модули. В отличие от искусственного интеллекта, они все уже сегодня есть. И их возникновение можно сравнить с гуттенберговой революцией (Гуттенберг – немецкий первопечатник, создатель книгопечатания). 

Лекции лучших профессоров, где бы они ни были, теоретически теперь доступны любому студенту. И это довольно недорого. Это колоссальные возможности, в первую очередь, не для школ, а для ВУЗов. Это и возможности экономии ресурсов за счет удешевления некреативной, неисследовательской части образования, и резкого подъема качества образования.

Третий сектор нарастающих технологически изменений – это симуляторы и виртуальная реальность. Симуляторы у нас уже давно есть, но поскольку они очень дороги, то в течение последних 20-25 лет они остаются, пожалуй, только в секторах обучения летчиков. Сейчас будет возможность делать эти симуляторы в сфере обучения любой технологии, для освоения любого комплекса производственных квалификаций. Причем симулятор нового поколения будет воссоздавать пространство вокруг тебя, ты сможешь не только на станке учиться, а быть, например, портье: к тебе будут подходить клиенты, кого-то в номере будет заливать.

И четвертый сектор – это компьютерные игры, конечно. Я даже не буду о них говорить, я их только упомяну. Обучающие элементы компьютерных игр открывают огромные возможности.

Закономерный результат всех этих элементов – это изменение положения учителя и квалификаций учителя. От него уходит проверка тетрадок в силу новых возможностей цифровой экономики, но многое от него и требуется – широкая образованность, проектное мышление, умение организовать дискуссию и способность быть индивидуальным консультантом.

Школа никуда не уйдет. Ни одно общество не откажется от школы. Но школа, борясь с этим I-teaching (электронное учительство) должна будет перейти на два направления: первое, это организация проектов, или коллективных проектов, и второе – это ЕГЭ. И то, и другое имеет соревновательный аспект. То есть школа будет большим очагом воспитания соревнования. Желательно, чтобы это не деформировало еще сильнее школу в ту сторону, в которую она, к сожалению, в последнее десятилетие развивается –индивидуализация, конкуренция и так далее.

Открытая проблема – это структурная перестройка рынков образования. Каким образом они будут меняться? Здесь есть несколько направлений. 

Первое, это он-лайн. Он-лайн колоссально расширяет рынок образования и выводит новые элементы рынка образования из формата привычного государственного регулирования. Государство умеет все регулировать офф-лайн. Он-лайн оно регулировать не умеет.

Второе, это самостоятельный выбор образовательных траекторий.

Третье, это наступающая на рынок образования потребность в обучении взрослых.

Четвертое, это рост доходов семей и удешевление образовательных технологий, которые будут требовать повышения разнообразия.

Все это работает в сторону образования рыночных элементов системы образования в большой степени самостоятельных по отношению к государству и образовательной системе, чем мы сейчас можем это представить. 

Все это приведёт к появлению абсолютно новых игроков - не просто коммерческих провайдеров учебных он-лайн курсов, а к появлению фирм-консультантов образовательных коучеров, к появлению цепочек фирм, дающих микростепени по пройденным курсам и складывающим их на основе блокчейн-технологии.

И конечно, это приведет к выходу на рынок образования платформ, о которых мы говорим сейчас применительно к он-лайн или офф-лайн технологиям, например, Microsoft. 

И будет ли на этом рынке платформа издательского дома «Просвещения», это уже зависит от нас с вами – успеем ли мы нормально войти на этот рынок. Потому что его главной особенностью, которую мы все уже сейчас чувствуем, является глобализация. 

Чисто российского рынка образования уже не будет через 5 лет. А через 10 лет эта тенденция резко усилится. И знаете, почему? Через 10 лет с уже очень большой вероятностью на рынок войдет искусственный интеллект-переводчик, который будет эквивалентен нехудожественному переводу. Художественный перевод – это творческое дело. А у тебя вот здесь – в кармане – будет нормальный нехудожественный переводчик. Такой проблемы, как образовательные материалы на другом языке – ее просто не будет. Что это значит? Последствия этого даже трудно себе это представить, с учетом роста коммерческой составляющей и нерегулироемое участие.

Но и до этого, до утверждения автоматического перевода (некоторые называют это безъязычие, я не считаю, что будет безъязычие), у нас есть и другие факторы глобализации. Будет также неизбежно происходить уменьшение сектора, который государство в состоянии регулировать. Я хотел обрадовать Кравцова этим, но он не пришел, поэтому я обрадую вас.

Итак, к 2030 году рынок образования – это в большой степени рынок он-лайновый, в большой степени частный и в большой степени глобальный.


Ссылка на видео Форума ЗДЕСЬ


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.