Анна Кисличенко (annatubten) wrote,
Анна Кисличенко
annatubten

Categories:

Эта английская мать может стать примером для многих.

elisonЭто статья из британской Dailymail о том, как англичанка Элисон Стивенс создала общественную организацию по защите прав родителей. Ей удалось вернуть своего сына даже после того, как на основе своих предположений социальные службы забрали мальчика с больничной койки прямо в сиротский приют, а потом поместили в ужасную приемную семью.

Ей тогда было 24 года, и она до сих пор не может забыть ту боль, которую она испытала, когда социальные службы без объяснения причин и без предупреждения забрали ее трехлетнего сына. Когда Элисон привела сына Скотта с переломом ноги на рентген, врачи должны были поставить ему диагноз болезнь хрупкости костей. Вместо этого, они почему-то решили, что он подвергался насилию со стороны своих родителей и решили его немедленно отобрать.

Понадобилось 12 долгих мучительных недель для Элисон и ее мужа, Энди, электрика, чтобы очистить свои имена от навета и одержать победу - вернуть сына. Какую безмерную радость и облегчение они почувствовали, когда их семья воссоединилась! Элисон настолько осталась под впечатлением пережитого опыта, что стала полна решимости помогать другим людям бороться против подобной несправедливости.

С тех пор она помогла тысячам родителей, возглавив национальную организацию " Родители Против Несправедливости. Аббревиатура английского названия пишется как PAIN, или БОЛЬ - Parents Against Injustice: http://www.parentsagainstinjustice.org.uk/
"Я всегда буду помнить ту обиду и растерянность, что я испытывала, - говорит Элисон. "Это было ужасно - найти пустую больничную койку Скотта, потом выслушивать медсестер, что они думают, что это мы виноваты в травме. Несколько месяцев мы должны были посещать его в сиротском приюте, в то время как мы отчаянно хотели, чтобы он был с нами.

"Я вынуждена помогать другим людям, потому что я понимаю, что они переживают. Я понимаю, насколько ужасно может работать система. И это может произойти с каждым. А когда это происходит, вы чувствуете бессилие.

"Трагедия, которая наваливается на вас - неописуема! Родители звонят мне на грани самоубийства. Но через нашу организацию БОЛЬ я в силах помочь им вернуть своих детей. Агония происшедшего все еще свежа в памяти Элисон, хотя ее сына отобрали в далеком 1985 году. Он принимал ванну со своим пятилетним братом, неловко поскользнулся, когда пытался выбраться, и сломал ногу.

Когда Элисон и Энди Скотт привели ребенка в больницу, врачи настояли, чтобы положить его в больницу.

Вернувшись в тот же день. чтобы навестить мальчика, я ничего не подозревала, - говорит Элисон.
- Но когда мы добрались до палаты, его кровать была пуста.

"Медсестра провела нас в комнату и объяснила, что социальные службы забрали его, потому что его травма не согласуется с несчастным случаем. Доктор сказал, что мы выкручивали ему ноги. Я был в ужасе."

Элисон и Энди вернулись домой, испуганные и растерянные, не зная, где Скотт и не имея ни малейшего представления, каким образом вернуть его.
В справочнике "Желтые Страницы" они обнаружили, БОЛЬ, Национальную организацию, предлагающую советы родителям, которых ошибочно обвинили в жестоком обращении с детьми.

"Я позвонила им и плакала по телефону", - говорит она.

"Они утешили меня и дали контакт с адвокатом, который специализируется на случаях защиты прав детей  и дали телефон доктора, чтобы получить второе мнение по вопросу диагноза.

Врач спросил, был ли Скотт был небольшого роста, был ли у него вокруг глаз голубоватый оттенок. Все эти симптомы совпадали. Тогда врач сказал, что что травму надо объяснять болезнью хрупкости костей. Социальные службы продолжали отказывать родителям в любой информации о том, как движется дело мальчика.

Затем, двумя днями позже, полиция еще и арестовала отца за нанесение ребенку тяжких телесных повреждений. Он был выпущен через 12 часов из-за отсутствия доказательств. Через 2 недели после этого семья, наконец, узнала, где находится ребенок и получили разрешение на свидания с ним.

"Ребенок оказался в приемной семье, в грязном старом доме, в атмосфере грубости.", - говорит Элисон. "Когда мы прощались, Скотт начал кричать. Он спрашивал, почему мы отослали его от себя и убеждал нас, он ведь не капризничал."

"Когда я уходила от него, мое сердце будто вырывали - так я хотела взять его домой".

Через организацию БОЛЬ Элисон познакомили с врачом-специалистом в области хрупкости костей, также как знакомили и другие семьи, чьи дети были изъяты в аналогичных обстоятельствах.

Затем, через три месяца, после того, как Скотт был отобран из семьи, их адвокат позвонил и сказал, что социальные службы признались, что это могло быть случайностью. На следующий день Скотт вернулся к родителям.

"Это было замечательно  - вернуть Скотта назад, но это был уже изменившийся ребенок", - говорит Элисон.

"Он был постоянно зол, использовал ужасные слова и хотел все сразу."

"Он явно привык к полному отсутствию дисциплины, и потребовалось три года, прежде чем он стал тем мальчиком, которого мы знали. Он все еще продолжал думать, что причиной его пребывания в приемной семье были его капризы, и это было душераздирающее."

Но пострадал не только Скотт. Через 6 недель, после того, как отобрали Скотта, у Элисон развилось воспалительное заболевание - болезнь Крона. Элисон говорит, что причиной стал стресс, возникший в результате потери своего маленького мальчика. "Беспокойство было такое, что принесло мне проблемы со здоровьем, - говорит Элисон.

"С тех пор я была в депрессии, с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы и воспалительным заболеванием кишечника.'

Семья приходила в себя, и прошел целый год, прежде чем они встретились со специалистом по костям.

Но опыт Элисон  дал ей желание помогать другим родителям, поэтому она организовала группу поддержки в Leicester и начала работать с организацией БОЛЬ, став координатором территорий Мидлендса и Йоркшира.

В 2002 году Департамент здравоохранения, который оплачивал ставки трех штатных сотрудников, прекратил финансировать БОЛЬ, и организация была вынуждена закрыться.

Но Элисон была намерена вновь открыть ее и вести работу на добровольческой основе, в дополнение к ее основной работе в качестве больничной медсестры. Сейчас ей помогают два других людей. Элисон считает. что у них замечательные достижения:
Это была БОЛЬ, которая в 90-ые годы помогла внести в закон разрешение родителям присутствовать на заседаниях в отношении их семейного случая.

В этом месяце завершается ее трехлетняя кампания совместно с Джоном Хеммингом MP пр приданию публичности Семейным судам. Теперь журналисты и представители общественности, такие, как она сама, наконец, смогут присутствовать и вести процедуры общественного контроля.

(Прим.: Джон Хемминг - британский политик, член Парламента, ведущий борьбу против принудительной передачи детей в приемные семьи, против безосновательных обвинений родителей в насилии: http://www.justice-for-families.org.uk/

Сейчас Элисон пытается изменить ситуацию с записями Бюро, ведущим учет преступников, так как после любого доноса или лживого заявления на родителя, там составляется учетная запись в личном деле, даже если социальные службы не нашли никаких оснований для действий. 17,000 человек страдают от этого. Но пока гордость Элисон - это ее своевременная работа с родителями. " Просто быть там, чтобы выслушать' - это остается для нее важнее всего.

"Когда кто-то находится в такой ситуации, они хотят поговорить с тем, кто может понять нас, - говорит она.

"На прошлой неделе позвонила одна женщина, она была невероятно расстроена и потом сказала мне, что до звонка мне она думала о самоубийстве."

"В прошлом месяце у меня три семьи воссоединились. Это лучшая новость, какую вы можете когда-либо услышать".

Элисон принимает по десять телефонных звонков в день, отвечает на бесчисленные письма и сообщения тех, кто обращается к ней за советом и руководством.

Она регулярно посещает тематические конференции и суды с родителями. Чрезвычайно сложно совмещать это с работой.

Даже на отдыхе в Египте два месяца назад Элисон нашла Интернет-кафе и отвечала на запросы, хотя, приехав домой, она все равно нашла еще 300 писем. Она чувствует свою ответственность перед организацией.

"Без нее я, возможно, не вернула бы назад своего сына," - говорит она.

"Сегодня Скотту 27 лет, и у него есть своя дочь Холли. Просто посмотрю на мою маленькую внучку - и это как шпоры подстегивает меня."

Оригинал статьи: http://www.dailymail.co.uk/femail/article-1170370/Inspirational-women-Alison-wrongly-branded-child-abuser-fights-justice-others.html



P.S. Я посчитала важным перевести эту статью потому что:

1. Статья демонстрирует, в какие ужасные случаи нарушения прав семьи и прав родителей выливается кампания по борьбе с насилием над детьми.
2. В результате иезуитской кампании против насилия над детьми детей отбирают не только у алкоголиков или наркоманов. Любая травма или др. причина также может стать поводом для действий соцслужб.
3. Статья показывает систему, которая в настоящий момент развивается и в России. Ее надо знать и понимать.
4. И в Европе не все люди спят, бескорыстно помогают и организуют противодействие, влияют на выработку реальных законодательных решений.
5. Победить социальные службы можно, но для этого нужны организованные усилия, затраты времени и денег (адвокат и пр.).
6. Среди действующих политиков есть те, кто готов помогать в случаях нарушения прав семьи. Их нужно привлекать к совместной работе, а также для придания вопросу большей публичности и повышения уровня общественной дискуссии.
7. Необходимо распространять международные контакты и информацию о том, что в Великобритании есть реальные правозащитные организации на случай необходимости.


Tags: Великобритания, Джон Хемминг МР, жестокое обращение с ребенком, защита прав семьи, принудительное усыновление, семейные суды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments