November 15th, 2012

Детей Завгородней опять увезли соцработники в результате спецоперации полиции.

Только что, десять минут назад, несмотря на уверения российской стороны, что детей забирать не будут, в квартире в Хельсинки, где последние дни находилась Анастасия Завгородняя с четырьмя детьми, взломана дверь и всех четырех детей опять увезли работники органов соцопеки. Напомню, что самому младшему-полтора месяца, двоим близнецам-по 2 года и старшей девочке-7 лет.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Мальчик повесился из-за критики учительницы. Кто виноват и что делать?

Мне иногда кажется, что взрослые, когда вырастают, то, становясь все черствей и циничней, перестают  понимать, насколько детское восприятие мира отличается от их взрослого. Забывают себя детьми, забывают,  какое хрупкое и совсем нерациональное душевное устройство имеет ребенок, даже если внешне он видится как вполне благополучное предсказуемое социальное существо.

Вот мальчик, хороший, симпатичный, контактный, повесился от грубых слов учительницы по русскому. Думала ли  эта учительница из Приднестровья, когда ставила ему «единицу» со словами, что «он умрет двоечником», что он может не справиться с тем, что его грубо отчитывают перед всем классом. И он действительно умер двоечником, но гораздо раньше, чем кто-то мог предположить.Collapse )

Ведь в детском сознании «единица» - это даже не «двойка». Я в школе получила как-то «единицу» и помню ее до сих. Это тоже было похоже на крушение мира.

Этот мальчик  почему-то перестал справляться с изменившейся нагрузкой по русскому после начальной школы. Это бывает, когда вместо одной учительницы начальных классов вдруг появляется несколько новых учителей, и каждый – со своими новыми требованиями, представлениями о том, что хорошо, что плохо, как можно и как нельзя.

Проплакав целый урок, он вернулся домой и повесился, сжав в ручке предсмертную записку , из которой ясно, что в его смерти виновата та самая учительница. Не сумел справиться с отчаяньем.

Можно, конечно, разбираться в том, что у мальчика была завышенная самооценка, что учителям в наше суровое время не до тонкостей детской душевной организации, что родители могли ставить ему слишком высокую планку в учебе, но это все уже поздно. Учительница, изучавшая детскую психологию в институте, не сочла нужным обратить внимание на то, что мальчик чересчур глубоко воспринял ее слова. А может даже посчитала, что ситуация подействует на него стимулирующее. О чем еще может думать учитель, унижающий ребенка перед всеми?

Я не знаю ни одного взрослого, у которого появилось бы стремление стать лучше после того, как его грубо прилюдно отчитали. Обычно даже у взрослого просто возникает глубокая обида, состояние подавленности. Тем более, если человек не виноват, а просто не справляется, не смотря на желание преуспеть.

У моих друзей сын перестал в какой-то момент воспринимать все французское, говорил, что никогда в жизни не поедет во Францию. Оказалось, что в школе у него проблемы с учительницей французского. Так уж устроен ребенок: он воспринимает учительницу тотально, она застит ему мир как явление вселенского масштаба под названием «урок французского», у него спирает дыхание, теряется дар речи, холодеют руки. Это иррационально, ребенка невозможно  заставить разобраться в своих чувствах.

На меня так же действовала учительница алгебры и геометрии, поэтому математику я ненавидела всю жизнь.

Моя мама после учебы проходила в школе педагогическую практику, работала учителем черчения и рисования. Она всю жизнь хранит некоторые работы своих учеников. Помню, как она рассказывала, что один мальчик весь урок страшно пыхтел, не поднимал головы от парты, очень сосредоточенно погрузился в рисование. Задание было нарисовать что-то по сказкам Пушкина. Она уже ожидала, что у него будет сложный проработанный рисунок. И вот в конце он сдает свой рисунок. И мама видит, что он нарисовал малюсенький хрустальный гробик, не больше сантиметра, над которым так трудился весь урок. Это была моя мама, и она поставила ему «пять». За усилия, не за художественную ценность рисунка.

Пару лет назад было странное веянье: Медведев заявил, что пора упразднять педагогические ВУЗы, что учителями в школах смогут быть просто специалисты в своей области, прошедшие двухмесячную подготовку к работе в школе. Тогда вроде пронесло. Но судя по тому, что говорит моя подруга, учительница русского и литературы, в школе сейчас самое главное – уметь заполнять многочисленные таблицы, вносить кучу данных в компьютер. На то, чтобы кого-то учить, разбираться в психологических особенностях каждого ребенка времени и сил не хватает, поэтому учителем скоро сможет действительно стать почти любой. Главное в учебе, чтобы министерство образования получало сводные данные статистики в электронном виде. Это краеугольный камень современного среднего образования.

Психологией теперь призваны  заниматься специальные школьные психологи. Альтернативу преодоления сложных ситуаций предлагают  инициаторы внедрения телефона доверия, по которому можно пожаловаться на родителей и на учителей

Хотя любому очевидно, что мальчика, совершившего самоубийство, телефон доверия бы не спас. Чтобы превратить эту ситуацию с «единицей» в простой донос на поведение учителя, надо еще поработать, чтобы изменить ментальность народа.

Ужасное в этой ситуации и то, что Следственный комитет теперь отказывается возбуждать уголовное дело, не найдя оснований. Конечно, какие могут быть основания, если ребенок повесился…