November 6th, 2012

Рассказ Инги Эйкевог, сбежавшей из Норвегии. Часть 4. Как ей удалось уехать.

Продолжаю рассказ Инги о том, насколько отличаются наши представления от норвежских. Придет ли у нас кому-то в голову кормить 11-месяного малыша свиным паштетом? Ну разве что в самых крайних обстоятельствах. Другая культура, другие традиции. Насчет закаливания я, кстати, согласна с норвежцами. Итак, рассказ Инги:

В начале июля муж убедил меня всей семьёй переехать в дом его родителей, удалённый от города, объясняя это тем, что мне необходимы помощь и возможность отдыха от каждодневных забот. Позже мне стало ясно, что основной целью являлось желание контролировать то, как я кормлю и забочусь о ребенке, с тем, чтобы под руководством свекрови как можно скорее склонить меня к принятию норвежской "системы". 
Практически сразу после переезда начались разногласия в этом вопросе. Супруг настаивал на прогулках с ребенком в дождливую и очень ветреную, на грани с штормом, погоду. Аргументом служило то, что местные дети должны гулять в любую погоду (мороз, снег с дождём, сильный ветер), главное, чтобы у ребенка была "соответствующая одежда для дождя". Ведь такого же принципа придерживаются и в детских садах. То, что по этой причине дети часто заболевают и вынуждены пропускать посещение детского сада, никого не волнует. В Норвегии принято закалять детей.

Collapse )

Рабство по-московски, или параллельные миры трудовых мигрантов.

рабы

Понятно, что в Москве и вообще в России мало у кого есть желание разбираться с правами гастарбайтеров, хотя всем очевидно, что у этих людей нет ни прав, ни правозащитников, ни возможности просто обратиться за помощью куда бы то ни было. Гастарбайтеры, или трудовые мигранты, по всей видимости, являются одной из финансовых составляющих содержания полиции, санэпидстанций, пожарной охраны и иже с ними.

Кого волнует, как они живут, спят, едят? Кого волнует, как с ними обращаются? В общественной дискуссии они рассматриваются только как явление в целом - "проблемы миграции". А сами люди вроде бы есть, но в то же время их как бы и нет, по крайней мере, в правовом пространстве.

Один из рабочих, который красил нам на даче забор, вернулся на следующий день и сказал, что у него все заработанные деньги забрали полицейские. Но, по крайней мере, он был свободен. А сколько в параллельном нашему мире живет этих приехавших за доступной российской деньгой людей, жуткую судьбу которых мы не можем себе представить даже в кошмарном сне! Это действительно параллельный и очень страшный мир, о котором не принято говорить или даже вспоминать, хотя все знают, что он есть.

Еще несколько дней назад в соцсетях появился репортаж о том, что в Москве, в Гольяново обнаружен магазин, в котором не один год в рабстве удерживали пару десятков человек, в том числе и детей. К репортажу прилагается  видео и впечатляющие фотографии. На одной сфотографированы руки одной из современных рабынь с перебитыми в качестве наказания за провинность пальцами. Били гаечными ключами. Женщин не выпускали на улицу, спальное место - под прилавком.
Э
Collapse )