?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вчера с удивлением увидела на сайте Астахова заявление его пресс-службы о том, что советник Уполномоченного по правам человека РФ Людмила Тропина активно распространяет в социальных сетях петицию об отмене института уполномоченных по правам ребенка.

Удивилась. Думаю, какое странное внимание к персоне Людмилы Ивановны Тропиной. Ее немного знаю лично: несколько раз к ней обращались потрепевшие матери, семьи, когда отбирали детей, и Людмила Ивановна всегда помогала.

Стала смотреть, разбираться. Оказалось, что Людмила Ивановна просто подписала эту петицию, составленную вовсе НЕ ЕЮ, а Фейсбук автоматом отослал ее в почту друзьям. Блогером, что-либо распространяющим и тем более активно, ее никак не назовешь.
Отчего же такое внимание? Нет ли в этом жесте со стороны пресс-службы намерения канализировать в определенном направлении нынешнюю горячую инфокампанию ЗА/ПРОТИВ АСТАХОВА, подумала я? Или кто-то в аппарате очень боится потерять работу и просто эмоционально истерит? Или кому-то зачем-то нужно нагадить лично Тропиной? Не знаю, пока не знаю.

Не странно ли, что пресс-служба не сделала никаких заявлений по поводу очень громкой петиции за отставку Павла Астахова, набравшей несколько сотен тысяч подписей, а обратила внимание на крошечную со 150 голосами?

Я вспомнила о том, что Людмила Ивановна Тропина всегда неизменно выступала за сохранение советской системы защиты семьи, материнства и детства. Любые бездумные копирования западных новшеств она воспринимает как еще один шаг по разрушению того, что прекрасно работало в СССР и приносило конкретные результаты. Она с 18 лет в милиции работала с трудными подростками, в этом - вся ее жизнь. И она, в отличие от многих чиновников, работает совершенно искренне. Кстати, часто допоздна и часто без выходных. И по праву называет себя не теоретиком, а практиком.

Например, в деле с множеством кошек, когда в Москве органы опеки и ПДН забрали из семьи двух мальчиков, она не погнушалась сама приехать познакомиться с мамой и бабушкой, говорила с ними несколько часов Именно она собирала городскую КДН, именно она обращалась в администрацию района, чтобы семье выделили новую газовую плиту, чтобы выделили сантехника для ее монтажа и пр. И так за время моего знакомства с ней было не раз. Ане Кондуковой, малоимущей многодетной маме 6 детей, проживающей с ними и мужем в 1 комнате, Тропина сделала все возможное, чтобы попытаться пробить им квартиру. Пока в процессе.

А про институт уполномоченных я вспомнила еще вот что:

"В Заключительных замечаниях Комитета ООН по правам ребенка по итогам рассмотрения второго периодического доклада Российской Федерации о реализации Конвенции о правах ребенка (1999 г.) содержится требование о введении в Российской Федерации независимого контроля за положением детей и о формировании института Уполномоченного по правам ребенка.

Обязательства государств по созданию таких национальных органов, как Уполномоченные по правам ребенка, содержатся в Декларации и Плане действий «Мир, пригодный для жизни детей» (пункт 31), принятых на Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по положению детей (Нью-Йорк, 8-10 мая 2002 года)."


Это я пишу, чтобы напомнить, что институт уполномоченных по правам ребенка изначально является вполне себе ювенальным органом с неолиберальной детоцентристской позицией, совершенно чуждой устройству российского общества.

Кстати, многие наши уполномоченные по правам ребенка в регионах это прекрасно подтверждают своей работой, прекрасно сотрудничая на грантах с международными НКО и продвигая ювенальщину, секспросвет и детские аборты в чистом виде. Другое дело, что есть среди УПРов и хорошие люди. А есть просто такие, о которых никто ничего не слышит и в чем заключается их работа - никому неизвестно.

Я, к примеру, никогда ничего не слышала об уполномоченном по правам ребенка Москвы. Знаю его имя и что он поэт. Ему повезло: писать стихи - это прекрасно. Видимо, он целиком в поэзии, настолько глубоко или высоко, что никто даже не подозревает о его существовании и никому даже не приходит в голову обратиться к нему за помощью.
И конечно, в нашей российской реальности уполномоченный по защите семьи был бы гораздо более уместен, чем по каким-то европейским непонятным правам детей.

Не углубляясь дальше, подведу краткий итог: институт уполномоченных по правам детей, жрущий кучу денег, не регулируемый фактически никаким законом, не имеющий реальных полномочий, не является безусловным. Это правда. Это западное новшество для России. Другое дело, что особые таланты Павла Астахова подняли эту должность на новый информационный уровень.

Но я вовсе не об Астахове, потому что пресловутая петиция, подписанная Тропиной и ставшая раздражителем для аппарата Астахова, касалась именно института уполномоченных по правам ребенка в целом.

Советская система как работы с трудными детьми, так и работы с семьей, не говоря уж про забытую "защиту семьи, материнства и детства", тем временем продолжает свое стремительное и уже окончательное разрушение. Вернее, она уже просто умерла. По всей стране ее выместили разные международные пилотные проекты, модели, регламенты, ювенальные нормативы. Уничтожаются даже самые лучшие, образцовые детдома, за которые до последнего борются их выпускники.

Последней каплей в деле разрушения системы стала Нацстратегия, принятая в 2012 году, со всеми вытекающими из нее концепциями, законами и прочей ювенальной хренью. Она покончила с агонизирующей советской системой.

И в этом контексте я не буду говорить о том, что уполномоченные по правам детей - это очень важно, нужно и хорошо.
А потому вполне могу понять позицию человека, как написавшего петицию, так и подписавшего ее.

Но на мой взгляд, разницы уже нет - есть эти уполномоченные или нет. Мы уже все равно живем в какой-то новой реальности, в которой расклад в политике семьи и детства вовсе не определяется их наличием или отсутствием. В этом смысле считаю бессмысленным любые петиции за или против. И те, кто в пресс-службе написал что-то про Тропину, почему-то не написал ничего про петицию, собравшую

Лично я в своей практике не сталкивалась с такими случаями, когда бы мне кто-то сказал: "Мне помог уполномоченный". Хотя нет, вру. Недавно в дело погорельцев Дудиных с изъятыми детьми вмешалась УПР по Марий Эл. Пока вмешалась, может и поможет как-то, если еще шум вокруг семьи будет.

А про Людмилу Ивановну Тропину, которую уважаю, приведу статью в АиФе от 2000 г, которую предварю ее же цитатой (тоже 2000 год)

"Беда последних лет - аферисты оттеснили специалистов, нащупали "жилу" - человеческое горе - и эксплуатируют его. В результате что мы имеем? Бездомных детей, наркоманию и... международное усыновление."

Женщина-милиционер и неудобный человек



Comments

( 1 comment — Leave a comment )
alterfrendlenta
Jul. 10th, 2016 10:45 pm (UTC)
а Вы обратили внимание
на адресата (адресатов) письма Л.И., скрин которого приведён в комментах астаховской пресс-службы? ;)

Edited at 2016-07-10 10:45 pm (UTC)
( 1 comment — Leave a comment )