?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

2 декабря 2015 года по инициативе Родительского всероссийского сопротивления в Департаменте социальной защиты населения Москвы состоялось совещание глав Департамента с предствителями общественных родительских организаций.

На совещание главой Департамента В.А.Петросяном были также приглашены начальники органов опеки всех районов Москвы.


Владимир Аршакович выступал эмоционально, по-человечески живо. Но складывалось впечатление, что его представление о том, что на самом деле происходит на низовом уровне в его ведомстве, довольно далеко оторвано от реальности. Приблизительно в соотношении "небо и земля".

Мы сделали расшифровку выступлений и комментариев Владимира Аршаковича. Это хорошие слова, которые, очень хочется надеяться, когда-нибудь все-таки станут в столице России действительностью.



"Я с большой трибуны зала, где сидит почти 500 человек, коллеги, присутствующие здесь и отсутствующие, еще раз заявляю: пустой холодильник – это не вина семьи, это вина социальных служб.

Значит, социальные службы так хорошо работают, что у нас холодильники пустые. На адресную социальную поддержку москвичам, в том числе московским семьям, выделено почти 1,5 миллиарда рублей, в том числе и на продукты питания. И если по этим фактам у нас изымаются дети, значит, люди должны нести персональную ответственность за эти дела.

У нас не должно быть пустых холодильников. У нас для этого работают комиссии по адресно-социальной поддержке во всех управах города Москвы. Если семья признается нуждающейся в продовольственном питании, не как раньше это было, в год один раз им дается продовольственный набор, а на протяжении определенного периода, пока семья не выйдет из кризисной ситуации, эта семья имеет право на адресную помощь, в том числе на продукты питания, одежду и на все остальное.

Поэтому еще раз заявляю со всей ответственностью: это не является основанием для изъятия ребенка из семьи.

То же самое – ремонт и состояние жилья и так далее. Это тоже адресная социальная помощь и здесь должны подключаться и благотворительные организации, и управы, и все остальные. Если кто-то глухой был, не слышал это два года тому назад, значит, у них проблемы со здоровьем и им нечего делать в нашей системе."


"Если у ребенка есть законный представитель, в данном случае родители, мы не можем назначить никакую предварительную опеку, это исключено полностью, пока родитель не поражен в правах, либо ограничен, либо лишен. Предварительная опека может быть назначена, только если у лица нет законного представительства со стороны родителя или иного законного представителя."

"У нас был приказ по Департаменту, что ребенка изымают из семьи только с согласия Департаменты социальной защиты населения города Москвы в случае, если непосредственно угрожают жизни и здоровью ребенка.

Правильно? Я за эти два года с того случая ни разу, ни одного изымания из семей не согласовывал и не подписывал.

Сейчас мы с Элиной Юрьевной смотрим фильм, где работники опеки говорят:
«А у нас есть распоряжение».
«Чье распоряжение?» – молчат.
«Ну, так назовите фамилию человека, который дал Вам такое распоряжение».
Они говорят: «Петросян Владимир Аршакович».

Вот я это сейчас услышал своими ушами.

Теперь к Вам вопрос. Десять случаев, двадцать, пятьдесят восемь, один случай. Кто давал согласие из Департамента на изъятие? Все остальное, значит, это было незаконно, и ни один человек до сих пор не понес ответственности за эти изымания из семьи детей."


"Я не могу понять зачем. Я, наоборот, с них требую, чтобы у них количество семей, которые находятся на учете, уменьшалось, а не увеличивалось. Для меня показатель – это уменьшение количества семей, которые находятся в социально опасном положении, я за это отвечаю.

Мне непонятно, зачем они этим занимаются. Мы говорим о том, что мы укрупняем, оптимизируем для того, чтобы сократить расходы на содержание детских домов. Зачем искусственно везти туда детей и увеличивать расходы?

Я уже так, с экономической точки зрения говорю даже. Увеличивать расходы на содержание детского дома. Для чего мы это делаем?

Кто такую задачу перед вами ставит?"


"Мы когда принимали Модель (профилактики социального сиротства - ред), я не знаю, Мария Рачиевна была ли, но Ольга Владимировна точно была здесь вместе с нами, все они были на этом совещании.

Мы когда говорили о Модели, мы сказали, что главная цель нашей Модели – это сохранение ребенка в кровной семье. В кровной семье. И это основной показатель, по которому мы определяем эффективность деятельности и органов опеки, и центра социальной помощи семье и детям, и управления социальной защиты в целом.

У нас другого показателя эффективности нет, поэтому я сразу отметаю все недомолвки, о которых мы с Марией Рачиевной по телефону говорим на эту тему, что у нас какая-то задача поставлена взять ребенка из семьи, отдать, передать в приемную – у нас нет таких задач.

У нас главная задача – обеспечить жизнь ребенка в кровной семье, и все должны работать именно на эту задачу.

И именно этот показатель является главным показателем эффективности работы наших служб, а если у кого-то другие показатели в отличие от моих, я хочу знать и услышать."


"Кстати, Мария Рачиевна, мы же договаривались об этом. Есть конкретные факты – каждый конкретный случай разбираем для того, чтобы следующего случая уже не повторялось. Но мы почему-то к этому не приходим. Мы говорим, а потом собирается скопом 58 случаев, но говорим о том, что Москва, и у вас 58 случаев."

"Зачем нам это нужно? Я еще раз задаю этот вопрос. Зачем нам это нужно? У вас нет таких показателей эффективности вашей работы кроме одного: возврат ребенка в семью.

Это ваш главный показатель. У вас нет задачи насыщать наши центры социальные по реабилитации детей, у вас нет задачи «затаривать», извините за слово, детские дома – у вас нет таких задач.


Есть противоречие 120-го с 442-ым законом. У нас есть противоречие даже о социальной защите инвалидов с 442-ым законом."


"Я хочу поблагодарить Марию Рачиевну, Ольгу Владимировну, всех коллег, кто сегодня присутствовал в обсуждении.

И еще раз хочу отметить, что только в едином порыве вместе с общественными организациями мы сможем решать те сложные задачи, которые стоят сегодня перед нашим обществом по укреплению, по защите семей с детьми, семей и детей в нашем городе и в нашем обществе.

И только вместе, выработав какие-то регламенты, критерии и т. д., мы сможем двигаться дальше, двигаться вперед.

Мария Рачиевна, я свое обещание выполнил, Вы заметили, практически ни один человек из моей стороны не выступал, я никому слово не дал, кроме Светланы Петровны.

Мои просто сидели слушали те замечания, те вопросы, которые волнуют вас, общество, общественные организации. Я думаю, что они сделают правильные выводы.


Recent Posts from This Journal

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(Anonymous)
Dec. 21st, 2016 08:11 am (UTC)
Создаем видимость
И вот очередной случай в этом прекрасном и теплом ведомстве. Бунт воспитанников спец школы ШАНС Это подбор нужных кадров от Петросяна
( 1 comment — Leave a comment )