?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

village schoolНедавно я видела сюжет о выпускниках детского дома, проживших всю свою небольшую детдомовскую жизнь в деревне. Как они хотели остаться там! Ухаживать за животными, помогать в землеобработке, делать то, к чему лежало сердце и к чему они привыкли.

Но нет. Их по одному рассылали на получение каких-то специальностей, к которым у них не было никакой предрасположенности и которые нужно было выбрать из списка с 7 наименованиями профессий. Поразила полная нелепость ситуации: с одной  стороны - не хватает молодежи в селе, с другой стороны - тех, кого можно было сохранить там, обучить, дав хорошую аграрную специальность, высылают прочь, обрекая на нелюбимое занятие со всеми вытекающими для детдомовца последствиями.

Казалось бы - на поверхности лежит идея организации церковных сельских коммун, общин, где воспитанники могли бы продолжать привычное им существование в сообществе товарищей, при этом работать и строить свою жизнь, как духовную и нравственную, так и материальную.

Я вспомнила об этом, когда читала интервью о Сергее Рачинском. Конечно, это совсем не о детдомовцах, но принципы школы Рачинского вполне подошли бы и к устройству таких коммун. Как, впрочем, и ко многому другому.
На тему старой школы, ее устройства, роли учителя известно не так уж много. А про таких уникальных людей, как С.А.Рачинский, внесших свой неоценимый вклад в создание сельской школы, говорят и того меньше. Причем его идеи актуальны и сейчас, что подтверждает их истинную универсальность.

Имя педагога-просветителя Сергея Александровича Рачинского (15 мая 1833, с. Татево, Бельский уезд, Смоленская губерния — 15 мая 1902, с. Татево, Бельский уезд, Смоленская губерния) становится всё более известным, особенно в церковных кругах. Народный учитель Рачинский или, как его называют, «учитель века», стал основателем универсальной сельской церковной школы, устройство которой и сегодня может быть воспринято в школах России.

Труды С. А. Рачинского по устроению такой школы, его статьи о народном искусстве, переписка со знаменитыми современниками, такими, как Лев Толстой, Василий Розанов, граф Сергей Шереметьев, вышли в нынешнем году в сборнике «Из доброго сокровища сердца своего…» в нижегородском издательстве «Родное пепелище».

Об этой книге, а также о личности и трудах С. А. Рачинского мы беседуем с составителем сборника, журналистом, членом Союза писателей России И.В. Ушаковой.

– Ирина Владимировна, расскажите, пожалуйста, о школе С. А. Рачинского, в чём были её основные особенности?

– Рачинский, профессор, возглавлявший кафедру физиологии растений в Московском университете, был родом из польских дворян, по окончании Смутного времени перешедших в подданство России и переселившихся в смоленское село Татево. Бельский уезд Смоленской губернии (ныне это Оленинский район Тверской области) стал полем масштабной деятельности выдающегося педагога-просветителя Рачинского. Начав устройство сельских школ для крестьян в родовом имении Татеве, Рачинский в период с 1872 по 1902 гг. устроил более 30 таких школ по всему уезду. Многие из них были с интернатами. В лечебницы, устроенные Рачинскими крестьяне желали попасть уже затем, что там их не только лечил фельдшер, но и осуществлял духовное водительство священник.

Рачинский наряду с основными предметами, такими, как грамматика и арифметика, считал необходимым обучение детей Закону Божьему, церковному пению, живописи и иконописи. Знаменитый художник Н.П. Богданов-Бельский, ученик Рачинского, вышедший из крестьян, уже в школьные годы серьёзно занимался иконописью, в юности расписывал татевский храм и Софийскую церковь возле знаменитого стекольного завода Нечаева-Мальцева.

Важную роль в школьном деле учитель Рачинский отводил священнику, который и преподавал церковные дисциплины, а также посвящал немалое время толкованию Священного Писания и Псалтири.

Рачинский был уверен, что народу необходимо утвердится сознательно в том, во что он верит слепо. Сельский учитель, сохранивший добрые отношения со столичными корреспондентами, вёл огромную переписку с преподавателями и учёными, с писателями и редакторами журналов, и хорошо знал, «чем дышит» интеллигенция, оторванная от народной почвы. Поэтому первостепенной задачей Рачинский считал необходимым учить учителей и священников из крестьянской среды.

Учитель Рачинский настаивал на необходимости изучения в школах церковнославянского языка для более легкого усвоения русского языка.
14-летние дети в школе Рачинского с удовольствием, а главное, с благоговением, читали «Капитанскую дочку» и «Дубровского», «Бориса Годунова» и «Русалку», «Полтаву» и «Песнь про купца Калашникова», «Тараса Бульбу» и «Ночь перед Рождеством», «Ундину» Жуковского. «Семейную хронику» Аксакова, Лажечникова, Загоскина, Даля, «Князя Серебряного» графа А. Толстого.

Рачинским впервые в воспитательных целях были совершены пешие паломничества по святым местам. Учителя с детьми ходили в Нилову пустынь поклониться преподобному Нилу Столобенскому жившему в начале XVI века, основателю знаменитого монастыря на Селигере, и сейчас весьма почитаемому в Тверском крае.

Практикуемое при школе ведение усадебного хозяйства (цветоводство, пчеловодство) также было интересно и полезно детям – будущим хозяевам своих дворов, своей вотчины, и, если хотите, своего Отечества.

Для крестьянских детей такая школа была естественным продолжением жизни, только уже осмысленным. Вот и все преимущества.

– То есть, получается, что школа Рачинского становилась для учеников и их родителей церковной общиной?

– Да. Весь строй крестьянской и вообще русской жизни – общинный. «Община есть одно уцелевшее гражданское учреждение всей русской истории.

Отними его, не останется ничего; из него же развиться может целый гражданский мир», – писал об этом А. С. Хомяков.Родители, отдавая своих детей на неделю в школу, давали только муку для выпечки хлеба. Всё остальное содержание осуществлялось за счёт Рачинских. Дети жили одной семьёй: старшие помогали младшим, молодые учителя учились у более опытных. Летом на попечении уже не молодого татевского учителя были его бывшие ученики: студенты, иконописцы и художники, обучавшиеся за его счёт в училищах и семинариях. И недаром, С. А. Рачинского, любимца светских обществ Берлина и Веймара, где он продолжал обучение после Московского университета, крестьяне Бельского уезда величали «отец родной». Он своей любовью и заботой о «малых сих» он исполнял основные заповеди Отца Небесного.

Особо почитался в школе Рачинского праздник святых просветителей славян – братьев Кирилла и Мефодия. В этот день, 24 мая, в Татеве устраивался Крестный ход из церкви в школу. Дети несли хоругви и древки с вырезанными из дерева славянскими буквами. В школе их ожидали поздравления любимого учителя и подарки: пасхальные яйца, книги.

– И всё же, почему профессор. Рачинский оставил университетскую кафедру и стал учить крестьянских детей письму и грамоте?

– Интерес к педагогике у Сергея Александровича появился еще в годы учебы в Германии, когда он познакомился с деятельностью профессора
Йенского университета Карла Стоя, основателя нескольких учебных заведений. Об этом он писал в своей статье «Институт Стоя в Йене», высказывая глубокую и справедливую мысль о том, что воспитание любого народа должно быть национальным и современным.

Прямой причиной оставления кафедры стали университетские волнения конца 60-х гг. XIX века: возник спор между прогрессивно настроенными «молодыми» и реакционно-настроенными «старыми» профессорами. Рачинский высказал своё несогласие по поводу избрания на ведущие должности некоторых профессоров, и покинул кафедру.

В родовом гнезде Татеве трудами его матушки Варвары Абрамовны (урожд. Боратынской) – сестры поэта Е.А. Боратынского собирались уникальные архивы рукописей поэтов и писателей «Золотого века», усердием сестёр уже работала сельская школа, и поэтому для человека, укоренённого в доброй традиции, стало естественным продолжение этого тихого подвижничества.

О крестьянских детях С.А. Рачинский писал: «В них нет и следа того отвратительного сквернословия и скверномыслия, которыми заражены наши городские учебные заведения, в особенности столичные. В нормальной крестьянской жизни нет места тем преждевременным возбуждениям воображения, тем нездоровым искушениям мысли, которыми исполнен быт наших городских классов».

В этом снисхождении, в любви «барина» к вверенным ему «малым сим» он находил исполнение своего христианского служения. У крестьянских ребят «барин» учился благоговейному отношению ко всему окружающему, восхищался их трудолюбием и усердием в учёбе.

«Всего важнее, – писал он, – то искреннее благочестие, тот интерес к вопросам веры и духа, который вынесли из дома и внесли в сельскую школу её ученики, в ней становятся сознательнее и глубже, становятся могучими будильниками ума и впоследствии поддерживают те навыки и знания, которые приобретены ими в школе».

– В книгу вошли только труды по педагогике в сельской школе? А занимали ль Рачинского и другие вопросы общественной жизни?

– Нет, кажется, такой области – культурной и социальной, – которую бы не отметил Рачинский в своих «записках», не указал на ошибки и пути исправления. К примеру, ученый был озабочен тем, что угасает народная песня, собирал остатки этого почти утраченного ныне искусства. И только сейчас мы понимаем, что русская песня была иммунитетом народа. К Рачинскому обращался П.И. Чайковский за текстами народных песен.

Сельский учитель Рачинский – один из немногих, кто осознал назревающую катастрофу крушения «старого мира» и взывал к тогдашнему образованному обществу: «Может быть, следует заменить учение о добрых нравах учением о нравах свободных, старое благочестие, поклонение недосказанному Богу поклонением естественному человеку – этому внешнему выражению мировых сил, доступному нашему здравому смыслу? Нет! Из глубочайшего дна нашей души поднимается сознание того, что все эти новые учения, вся эта новая нравственность для человека недаром бременящего землю, совершенно негодно…».

Книга Рачинского представляет исторический документ, поскольку в ней отражены события, происходившие во второй половине XIX века в Бельском уезде; выведены имена людей, которые так или иначе творили нашу историю. Из географии Бельского уезда, которую можно проследить по книге, из той картины жизни прошлого нашего края, мы можем предположить, какой стала бы эта картина сегодня, если бы трудились на этой земле такие хозяева, как Рачинские.

– Насколько актуальны сегодня труды Рачинского?

– Я считаю, что теорию и практику татевской школы, созданной полтора столетия назад, вполне можно использовать не только в сельских, но и в столичных школах и гимназиях. Да и в заключениях профессора Рачинского, о том, что переживало русское предреволюционное общество и к чему оно шло, есть непреложная правда для сегодняшнего дня, для каждого из нас. Вот, что писал Рачинский чуть более ста лет назад: «…Зло не в мерах правительства, а в медленном, постепенном, по большей части бессознательном отпадении от Церкви всего, что у нас есть образованного, богатого, властного».

Разве что-то изменилось сегодня? Нет.

В нынешнее время, когда размывание культуры и падение нравов принимают еще более угрожающие формы, статьи и обращения С. А. Рачинского, собранные в данной книге – «Народное искусство и сельская школа», «Письма к духовному юношеству о трезвости» и другие – это прямое обращение к нам для того, чтобы нас уберечь от ложных путей и соблазнов.

Для издания Благотворительного фонда "Русская береза" беседу вел Николай Головкин.




Comments

( 1 comment — Leave a comment )
magrib17
Sep. 27th, 2013 11:29 am (UTC)
// Вот, что писал Рачинский чуть более ста лет назад: «…Зло не в мерах правительства, а в медленном, постепенном, по большей части бессознательном отпадении от Церкви всего, что у нас есть образованного, богатого, властного».

Разве что-то изменилось сегодня? Нет. //
-----

Изменилась самая малость.
А именно - человечество выросло из "коротких штанишек" религиозных догм и все попытки тянуть его назад неизбежно отдают запахом тлена и падали. Хорошо еще, если не банальной человеческой корысти профессионалов от веры.
Ушло время патриархальности староверовских семей отшельников (типа Лыковых) и как ни мила Вашему сердцу идиллическая картинка сельской школы Рачинского, она никогда уже не станет реальностью.

"Мир изменился!" (С)

И Церковь переродилась.
Как субьективно, благодаря нескрываемому стремлению ее иерархов к (по выражению Кураева) к "беспощадной роскоши", так и объективо - идеи христианства пережили свой век, перезрели и никак не привлекают современного человека.
Поезд ушел.
Не верят уже в приторно-сладкую сказку. (Строго говоря, Анна, Вы и сами-то не верите в бога - прислушайтесь к себе. Отчитываться передо мной не надо, просто будьте честны перед собой)

Можете тешить себя иллюзиями церковной школы-общины, но лучше все же вернуться в реальность.

Edited at 2013-09-27 11:33 am (UTC)
( 1 comment — Leave a comment )