?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение истории женщины-инвалида и ее непростой истории жизни.

Нам очень хотелось взять девочку и мальчика, а если точнее, то родных братишку с сестренкой. Инспектор по защите детства Брайко О.В. проведя с нами беседу, подала мужу пакет документов, чтобы он с ним ознакомился. Все было хорошо, пока Сережа не дошел до пункта, в котором было сказано, что мы должны пройти медкомиссию. Он мне об этом сказал, когда мы были уже дома. Да, мы оба понимали, что медкомиссию я не пройду, но понадеялись на авось.

Для начала мы купили большой дом с участком, сделали в доме капитальный ремонт, чтобы детишкам было уютно. Все было, как мы и предполагали. Главврач Егозов никогда не видя меня, пролистал мою карточку и вынес свой приговор. По закону инвалиды первой группы не имеют право быть усыновителями или опекунами.

В то мгновенье я возненавидела себя и тех, кто пишет эти чертовые законы. Я всегда догадывалась, что Россия – страна, где живут люди, больные на всю голову, но не на столько!
Сережа старался держать себя в руках, но глаза его говорили обратное. Он был расстроен не меньше меня. Пережить нам все это помогли Танюшка с Настей – они, как и прежде, были моими любимыми девчонками. Все летние каникулы они проводили у нас, а затем стали и нашими соседями. Теперь с девчонками мы виделись практически каждый день, но все равно это было не то. Как говорится, сколько волчонка не корми, а он все равно в лес смотрит. Это я к тому, как бы девчонкам хорошо у нас ни было, но дома их ждали родители.

Знакомые говорили, что мы не единственная пара, которая не может иметь детей. Я прекрасно их понимаю, вот только, к сожалению, нас никто не может понять, а может, не хотят. Вряд ли те пары, кто не имеет детей, большую часть времени проводят, сидя в инвалидном кресле. У них нет детей, но они смогут их взять, если захотят, у них есть любимая работа, они в любое время могут одеться и пойти прогуляться по заснеженным улицам. Нам же с мужем это не по силам, особенно зимой. Бывает, так переметет дороги… Вот и сидим вдвоем в четырех стенах. Иногда аж выть хочется.

Затаившаяся в душе обида не давала нам покоя и мы решили обратиться к президенту Путину В.В., попросить о помощи. Спустя какое-то время нам пришел ответ из администрации президента: «ваша просьба рассмотрена и направлена по инстанции». Через месяца два к нам приехала комиссия во главе с Сулимовым Н.В., заместителем главы района. Нам уже неоднократно приходилось с ним сталкиваться. В моих глазах он всегда выглядел интеллигентным, добрым человеком, который может понять человека и помочь решить его проблему.

Да, как же я глубоко в нем ошибалась! Он прекрасно понимал, что мы в состоянии воспитать ребенка, но все дело заключалось в законе и Сулимов, несмотря ни на что, тыкал нас, как слепых котят, в Семейный Кодекс. Что в нем было написано, мы и без него знали. Сказанное им не лезло ни в какие рамки. Он сказал, что, живя со мной в одном доме, у детей может нарушиться психика, что они будут меня бояться и что я не смогу им дать то, что сможет им дать нормальная женщина. На мой вопрос, что могут дать своим детям пьющие родители, Сулимов промолчал…

Откуда ему было знать, сколько детишек выросло на моих руках. Что дальше делать и как жить, я не знала. Неужели Сережа должен из-за меня всю жизнь страдать? И я начала подумывать о разводе, но он не хотел об этом и слышать. Глядя на него, я поняла – самое главное в этой жизни уметь любить и быть любимой, все остальное приложится. Мы еще несколько раз пытались достучаться до президента, но все было напрасно. Из администрации приходили отписки, что наша просьба рассмотрена и направлена по инстанции. Получая очередную отписку я, как всегда, впадала в депрессивное состояние, прекрасно понимая, что издеваюсь не только над собой, но и над Сережей.

Все стало по своим местам, когда у соседей случилась беда. У Татьяны погиб муж. Видя весь этот кошмар, я поняла, насколько мое поведение было глупым. В это мгновение я осознала, что нужно дорожить тем, что у тебя есть. Судьба мне подарила то, о чем мечтают многие женщины: счастливую семейную жизнь и прекрасного человека, который любит меня, несмотря ни на что. Похоронив мужа, Татьяна стала увлекаться спиртным, приводила в дом парней, намного моложе себя. Девчонки от ее поведения были не восторге: Танюха иногда приходила к нам даже со слезами. Но никому до этого не было никакого дела.

Я девчонок всегда считала своими, а теперь сам бог велел им помочь. Девчонкам я предложила жить у нас, Танюшка сразу перешла к нам, а Насте на то время уже нужна была свобода, видимо, поэтому она и осталась с матерью. Так как у нас деревенька небольшая, новости разносятся с бешенной скоростью. Вскоре все уже были в курсе, что Татьяна живет у нас и РОНО в том числе. Целый год нам с Татьяной пришлось бороться за право остаться в нашей семье. Благодаря Вислогузову, уполномоченному по правам человека по Алтайскому краю, нам удалось Татьяну отвоевать. Когда все трудности были уже позади, мы словно глотнули глоток свежего воздуха и зажили дружной, счастливой семьей!

Но время летит и дети растут… Вот и четыре года пролетело, как одно мгновение наша любимая доченька закончила 11 класс, поступила в медицинский колледж и мы снова остались одни. Татьяна конечно приезжает на каникулы, но большее время мы проводим вдвоем. Спустя год мы решили опять попытать счастье, то есть снова взять ребеночка. Обратились в РОНО. Брайко О.В. нас встретила с улыбкой на лице и, неуверено, но поддержала нас, так как наша семья числилась на хорошем счету. А была она не уверена в том, что удастся пройти школу приемных родителей. Надежда юношей питает… Вот и мы надеялись на лучшее, но…

Вот именно, «НО»!!! Так как инвалидам детей не положено, Сережа собирал документы снова на себя, но в Крутихинскую школу приемных родителей ездили вместе, только я сидела в машине, а он, как говорится, отдувался за двоих. Со слов мужа у меня создалось такое впечатление, что все дети одинаковые и воспитывать их нужно по одному шаблону. На экзаменах мы присутствовали вместе. Несмотря на то, что Сережа прошел все тесты, психологи вынесли свой приговор: они сказали, что я нанесу ребенку психологическую травму. Нам до сих пор интересно, на основании чего они сделали такие выводы? Хоть бы для приличия спросили, как зовут меня. Раньше я думала, что чудес в жизни не бывает, но сейчас могу сказать с уверенностью, что бывает и пишу я вам письмо, надеясь на чудо и верю в то, что оно произойдет.

Сережа! Вы всем помогаете, помогите и нам, пожалуйста, услышать эти заветные слова: «папа и мама».

Мой коммент: из-за того, что в российское законодательство внедрены навязанные Западом нормы того, что хорошо для ребенка и что плохо, судьбе этой женщине не позавидуешь: никто не хочет брать на себя ответственность разрешить ей взять ребенка, хотя совершенно очевидно, что она в состоянии это сделать и что всем от этого будет только лучше. Она думает, что дело "в чертовых российских законах". Это да, только написаны в соответствии с теми требованиями, которые предъявляет ООН или СЕ.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
magrib17
Jul. 30th, 2013 08:25 pm (UTC)
К сожалению, люди, которые по закону не дают семье ДЦП-инвалида взять ребенка - правы.

Из двух постов я почти пропустил первый, прочитав его по диагонали. Да, женщине выпала нелегкая, очень нелегкая судьба - с болезнями, непониманием, вшами и фурункулезом, проблемами детского дома... И она очень хочет тепла семьи.
Но к усыновлению все это не имеет никакого отношения и зря приведено здесь. Думать при усыновлении нужно о ребенке, о его судьбе. И о том, смогут ли родители его воспитать и ребенок - прижиться в семье..
А весь рассказ о другом - как хочется самой женщине-инвалиду быть мамой. О ее желаниях. О ее материнском инстинкте. В некотором роде о том, как женщине-инвалиду реализовать свою полноценность через усыновленного ребенка.
Но совсем не о том, какова будет жизнь ребенка в семье. Не о ЖЕЛАНИИ стать мамой, а о ВОЗМОЖНОСТИ воспитать.

В статье ссылаются на "навязанные Западом нормы". Это не так.
Положения Семейного кодекса идут еще из законодательства СССР, когда на Запад за "железным занавесом" страна не ориентировалась, тем более ничего не копировала, имея собственное мнение. Это из СССР пришли нормы о полноценной семье и здоровых родителях.
Поэтому не нужно сейчас показывать пальцем на Запад.

Я не психолог и не могу сказать, насколько велика может оказаться травма ребенка с приемным родителем-инвалидом. Самый простой (но не единственный)пришедший мне в голову пример состоит в том, что приемного ребенка могут задразнить в детсаду или школе инвалидностью его родителей. И ребенок начнет стыдиться или чуждаться приемной мамы, причем в отличии от детей родных родителей у него не будет защиты в виде той безусловной любви, которую приемным еще нужно завоевать.
Но дело не только в этом. Если Вы когда-нибудь имели дело с людьми-инвалидами, обиженными природой, то наверное замечали внутреннее напряжение, которое есть в душе у большинства инвалидов. Это что-то напоминающе стиснутые от постоянной боли зубы. Я имел дело с глухими и знаю, что, при всем моем уважении к ним, невозможность полноценно общаться с окружающими ограничивает их кругозор, знания и даже степень развития... К сожалению, это реальность.
В этом не их вина, а вина окружающих. Инвалидам неизмеримо сложнее жить, их часто не понимают и игнорируют. Им не доверяют. Их не считают способными делать сложную работу.
А законы пишутся универсально. В них не задуманы исключения, индивидуальное рассмотрение дела, характера и личности. Закон просто считает, что для ребенка лучше здоровые родители. И это, простите, правильно.

Поэтому те, кто принимает решения в таких случаях - правы. И не надо их винить в черствости. Старые законы писались опытом, а не как нынешние - сбесившимся принтером.

Так есть выход для инвалида, мечтающей стать мамой? Наверное есть, но вне рамок существующего закона. Нужно доказать свое право на исключение. И если закон не разрешает усыновление, значит нужно идти к законодателям наверх, добиваясь исключения из закона в своем конкретном случае. Хватит ли сил?...
Сложно невероятно, но иначе не получится.

Edited at 2013-07-30 08:30 pm (UTC)
annatubten
Jul. 30th, 2013 08:33 pm (UTC)
Но ведь ей, как видите, все же позволили взять ту соседскую девочку, которая у них осталась жить. Значит, она подтвердила свою состоятельность, и семья подтвердила. А насчет психической травмы, что мать - инвалид, я считаю, что это полный абсурд, нелепица. Так можно продолжить: психическая травма, что папа - грузчик, что мама - толстая, что у папы нос картошкой. Ну и так далее.
magrib17
Jul. 30th, 2013 08:44 pm (UTC)
Не надо утрировать, Анна. Форма носа не юридический термин.
Даже в родных семьях ребенку бывает трудно привыкнуть к инвалидности или другим недостаткам родителей. Ребенок думает абсолютными категориями "моя мама лучше всех!".
А если заведомо не лучше?
Ну а уж в приемной-то - когда ребенку нужно привыкать просто к самому факту, что эти чужие люди будут тебе родителями - гораздо сложнее.

И сам закон и люди, которые на его основании отказывают в усыновлении - правы. Не их задача доказывать исключительность.

О том, что у женщины-инвалида хватает добра в сердце воспитывать детей не напишешь в документах. Это не факт для юриста.
Нужно собирать свидетелей, найти грамотного в этих делах адвоката...
Обойти закон и создать свое исключение из него - сложно.

Edited at 2013-07-30 08:47 pm (UTC)
annatubten
Jul. 30th, 2013 09:18 pm (UTC)
Согласна :)
roller_d
Aug. 1st, 2013 08:11 am (UTC)
Боритесь за свое счастье,Анна, и оно непременно придет!
Сил Вам и Вашему мужу!И удачи!
( 5 comments — Leave a comment )