?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

letkova30 марта с.г. Общественный Центр правовых экспертиз и законопроектной деятельности разместил в сети Интернет комментарий к проектам федеральных законов
«ЧЕМ ГРОЗЯТ НОВЫЕ ЗАКОНЫ О ЗАПРЕТЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ О НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ДЕТЕЙ»?
( http://arks.org.ru/index.php/pravovoyanalizzakonoproektov/888-2013-03-30-12-05-35.html )

По законопроекту № 109392-6 http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=109392-6&02 у отдельных представителей общественности возникли дополнительные вопросы:

1. Где в п.3 упоминание о "несовершеннолетнем, не достигшем четырнадцатилетнего возраста"? То есть все-таки имеется запрет на информирование общественности, если несовершеннолетний возраста до 14 лет, а его представитель "является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий"?
2. Что такое с точки зрения ювеналов "права и законные интересы несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия)"? Право на профилактические прививки? На пресловутые апельсины в холодильнике? На фостерную семью?

3. В результате принятия данного Закона дела, подобные делу Макарова, и одной из семей из фильма "Стена. Ювенальная юстиция", будут закрытыми и не подлежащими общественному контролю?

На поступившие вопросы Общественный центр правовых экспертиз и законопроектной деятельности разъясняет следующее:

1. Любые положения законов следует рассматривать в их нормативном единстве и взаимосвязи.

Так, пункт 1 части шестой статьи 4 новой редакции  Закона о СМИ устанавливает, что распространение информации о несовершеннолетних, достигших 14-летнего возраста, допускается с их согласия. Пункт второй той же части  шестой статьи 4 устанавливает, что в отношение потерпевших несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, такое согласие дает его законный представитель. В третьем пункте говорится о том, что если нет возможности получить согласие несовершеннолетнего потерпевшего или законного представителя, или сам представитель обвиняется в совершении этих противоправных действий, то информацию можно распространять без их согласия.

Очевидно, что речь идет о несовершеннолетних потерпевших всех возрастов, т.к. законные представители согласно положениям самого же закон, дают согласие только в отношении детей, не достигших 14 лет. Поэтому в формулировке "Без согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего" слова "и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего" следует относить к обороту "пострадавшего от противоправных действий".

2. Что касается конкретных прав и законных интересов несовершеннолетнего, в целях защиты которых разрешается распространение информации о несовершеннолетнем, то статья 54 Семейного кодекса РФ устанавливает право ребенка жить и воспитываться в семье. Следовательно, в целях защиты этого права СМИ могут публиковать информацию о несовершеннолетнем потерпевшем, изъятом из семьи, или при иных покушениях на семью.

3. По вопросу о том, что в результате принятия данного Закона дела, подобные делу Макарова, и одной из семей из фильма "Стена. Ювенальная юстиция", будут закрытыми и не подлежащими общественному контролю, поясняем, что новая редакция части 5 статьи 41 Федерального закона О СМИ устанавливает исключение из общего правила о запрете распространения в СМИ и телекоммуникационных сетях информации, позволяющей прямо или косвенно установить личность несовершеннолетнего, потерпевшего от противоправных действий полового характера.

Исключение в данном случае составляют уже упомянутые пункты 1-3 части шестой статьи 4 закона о СМИ, которые позволяют распространение такой информации с разрешения самих несовершеннолетних, достигших 14-летнего возраста, либо законных представителей несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, а в случае невозможности получить согласие несовершеннолетнего потерпевшего или законного представителя, или   если сам представитель обвиняется в совершении этих противоправных действий, то без их согласия.

В случае совершения полового преступления в отношении несовершеннолетних меняются только цели, ради которых распространение такой информации разрешается, а именно: в целях «расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних».

Таким образом, положения законопроекта не препятствуют проведению общественных расследований преступлений полового характера, совершенных в отношении несовершеннолетних, огласке этих фактов в СМИ и телекоммуникационных сетях с согласия самого несовершеннолетнего (достигшего 14-летнего возраста), его законного представителя (т.е. родителя), а в случае невозможности получения такого согласия, или если законный представитель подозревается в совершении данного преступления, то без их согласия.

Директор
Общественного центра правовых экспертиз
и законопроектной деятельности,
член Центрального Совета Ассоциации
родительских комитетов и сообществ

Ольга Леткова


Comments

( 2 comments — Leave a comment )
rjadovoj_rus
Apr. 1st, 2013 07:23 pm (UTC)
Ну наконец-то. Грамотно все расписано. А то я уже устал это объяснять. Сил на реальную-то борьбу не хватает, чтобы по ложным целям бить.
sasha_mart2011
Apr. 14th, 2013 02:48 am (UTC)
В статье http://ruskline.ru/analitika/2013/04/02/pervyj_snarya.. задается следующий вопрос.
Можно ли получить ответ и на этот вопрос?

"речь идёт только о «законных представителях».

Хотя и Конституция, и Семейный кодекс ясно и недвусмысленно говорят только о праве и обязанностях родителей по отношению к собственному ребёнку и представлении ими его интересов.

Кто такой в данном случае есть «законный представитель»? На досудебной стадии изъятия ребёнка из семьи - представитель органов опеки. После лишения родителя родительских прав - директор детского дома/интерната.

И где тогда тут родители?
"
( 2 comments — Leave a comment )