?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

астахов с ребенком«Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны»
Шота Руставели

Уважаемые читатели! В последнее время некоторые «аналитики» и «комментаторы» весьма вольно и не всегда добросовестно комментируют содержание и итоги состоявшейся 15 марта с.г. рабочей встречи Президента РФ В.В.Путина с Уполномоченным при Президенте РФ по правам ребёнка П.А.Астаховым.

В ходе встречи обсуждался широкий круг актуальнейших для современной России вопросов, связанных с совершенствованием государственной политики в области защиты прав и интересов детей и семей с несовершеннолетними детьми. При этом тема ювенальной юстиции или внедрения ювенальных или каких-либо производных от них технологий западного образца в России ни В.Путиным, ни П.Астаховым вообще не поднималась и не обсуждалась в связи с их неприемлемостью для российской действительности. О чем и Президент России, и федеральный Уполномоченный по правам ребенка неоднократно и вполне определенно заявляли в публичных выступлениях.
Однако агрессивно настроенные и очевидно неумелые «аналитики» даже в таком, далеком от идеи внедрения ювенальной юстиции в России разговоре, усмотрели мнимые признаки ее лоббирования. Такая извращенная интерпретация содержания и направленности рабочей беседы В.Путина и П.Астахова вызывает недоумение и искреннее возмущение.

Позиция Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка в отношении этого остро дискуссионного вопроса открыта, понятна, прозрачна. Она давно и последовательно озвучивается им в многочисленных интервью и комментариях, опубликованных в различных СМИ, и подкрепляется реальными действиями Уполномоченного.
П.Астахов всегда выступал и выступает против внедрения европейских ювенальных технологий в России и попыток внедрения внешнего контроля над каждым ребенком, над каждой семьей под предлогом защиты прав и законных интересов детей. Он утверждал и продолжает утверждать, что такие способы решения проблем семейного и детского неблагополучия неприменимы для России в связи с их глубоким противоречием российским историческим, культурным, национальным традициям семейного воспитания детей, сложившимся на протяжении многих веков и присущим всем народам нашей многоконфессиональной страны.

Именно федеральный Уполномоченный по правам ребенка неоднократно публично и резко выражал несогласие и протесты по поводу действий судов по семейным делам в некоторых европейских государствах, когда дети, рожденные в смешанных браках, отбирались из вполне благополучных семей против воли родителей, с грубейшим нарушением их прав на воспитание ребенка и невмешательство в частную жизнь вопреки принципу справедливости судебного разбирательства.

Созданный по инициативе П.Астахова в каждом регионе России институт Уполномоченных по правам ребенка ежедневно, в оперативном режиме на местах контролирует реализацию прав детей на семью и соблюдение законности в этой сфере. Имеется большое число примеров, когда именно региональные детские Уполномоченные и сам П.Астахов содействовали возвращению детей в родительскую семью и даже добивались отмены незаконных и необоснованных решений органов опеки и попечительства по изъятию детей у родителей, причем, как в России (Санкт-Петербург, Воронеж, Н.Новгород, Москва, Тюмень, Краснодар, Волгоград и др.), так и за рубежом (Франция, Финляндия, Испания).

Федеральный Уполномоченный по правам ребенка исходит в своей деятельности по охране семьи, материнства, отцовства и детства из следующих основополагающих принципов: приоритетности права родителей на воспитание своих несовершеннолетних детей перед всеми другими лицами; приоритетности обеспечения государством права ребенка на неразлучение с родителями и воспитание в семье как обязательного условия его гармоничного развития и благополучия; всесторонней государственной поддержки семьи в целях обеспечения родителями содержания, образования, воспитания, отдыха и оздоровления несовершеннолетних детей, защиты их прав, подготовки к полноценной жизни в обществе; неотвратимой ответственности за нарушение прав и законных интересов семей с несовершеннолетними детьми.

Уполномоченный убежден в том, что дети не должны оставаться без защиты со стороны государства и общества, постоянно подчеркивает в публичных выступлениях, что органы опеки и попечительства обязаны действовать исключительно в интересах сохранения для ребенка его семьи. Деятельность контролирующих органов должна быть направлена не на изъятие ребёнка из семьи, а, напротив, на оказание всесторонней помощи семье, попавшей в трудную жизненную ситуацию, принятие всех возможных мер, способствующих сохранению и воссоединению семьи, находящейся в социально опасном состоянии.

Ребенок, по мнению Уполномоченного, должен жить в родной семье, а когда это невозможно в силу исключительных жизненных обстоятельств, - в семье усыновителей или приемных родителей в России. Первоочередная задача государства и общества - создать для этого наиболее благоприятные условия.

Такой административный инструмент, как изъятие ребенка из семьи, должен стать самой крайней мерой, принимаемой только на основании судебного решения и в исключительных случаях, когда достоверно установлено наличие реальной угрозы жизни и здоровью ребенка, а родители вместо защиты своего дитя подвергают его опасности, совершают в отношении него преступление. Каждый подобный случай должен подвергаться дополнительной проверке и контролю на предмет обоснованности принятого решения.

Во избежание злоупотреблений чиновниками предоставленными им полномочиями именно по инициативе П.Астахова в настоящий момент с участием специалистов в области охраны семьи и детства, родительской общественности разрабатывается ряд важнейших изменений в те нормы семейного, уголовного и административного законодательства, которые в действующей их редакции создают правовые предпосылки для субъективного и произвольного принятия решения об изъятии ребенка у родителей, не справляющихся с его воспитанием, и, как следствие, приводят к разрушению семьи, чаще всего необратимому.

Именно после отрицательного заключения Уполномоченного при Президенте РФ Павла Астахова на проект федерального закона «О социальном патронате», принятый 25.09.2012 в первом чтении, были услышаны и поддержаны протесты родительской общественности, а рассмотрение закона во втором чтении перенесено на весеннюю сессию в связи с необходимостью его существенной доработки.

Социальные службы должны руководствоваться тем, что семейное окружение обеспечивает наилучшие условия для надлежащего развития детей. Решению об изъятии ребенка из родной семьи и его направлении в специализированное учреждение либо об устройстве в замещающую семью должны предшествовать анализ ситуации в его родной семье, предоставление ей помощи в преодолении трудной жизненной ситуации и выходе из социально опасного состояния.
П.Астахов неоднократно подчеркивал, что государство не вправе подрывать основополагающие человеческие отношения между родителями и ребенком, а его вмешательство в семью обосновано лишь в тех исключительных случаях, если оно объективно необходимо, когда имеется явная прямая угроза здоровью и жизни ребёнка со стороны родителей, либо когда такое вмешательство прямо направлено на восстановление отношений между родителями и ребенком и найден баланс между правами родителей (или других близких родственников) и законными интересами ребенка.

Деятельность органов опеки и попечительства должна быть, по убеждению Уполномоченного, строго регламентирована законом. Решения о вмешательстве в жизнь семьи не должны приниматься ангажировано и кулуарно, узким кругом лиц, нередко не имеющих достаточной квалификации и понимания ответственности за свои действия, непосредственно влияющие на судьбу ребенка и его семьи. Сотрудники, работающие в этой системе, должны иметь соответствующее специальное образование и опыт практической работы с неблагополучными семьями. Они обязаны четко осознавать границы допустимого, законного и необходимого вмешательства государства в частную жизнь семьи.

Судьба каждой семьи, каждого ребенка требует бережного, ответственного и добросердечного отношения. Здесь недопустимо использование некоего единого формального лекала к оценке и разрешению трудной жизненной ситуации в разных семьях. Необходимо тщательно разбираться с каждым конкретным случаем семейного неблагополучия, строго руководствуясь принципом презумпции добропорядочности семьи и родителей.

Именно поэтому «акцент на росте социального сиротства», как правильно заметил автор упомянутой статьи, сделан П.Астаховым на встрече с Президентом России намеренно, чтобы подчеркнуть, что социальное сиротство сегодня приобрело масштабы, немыслимые для России даже в самые трудные исторические периоды ее развития (во время революций, послевоенные годы). А вовсе не в популистских целях, для того, чтобы, как утверждается в комментируемой статье, «тема звучала в публичном пространстве».

Федеральный Уполномоченный бьет по этому поводу в набат с момента его назначения на должность детского правозащитника. Слишком много времени для решения этой наболевшей проблемы нами уже потеряно. Эти необратимые общенациональные потери исчисляются судьбами десятков тысяч российских детей.

Сегодня практически все признают необходимость принятия срочных и действенных мер по возрождению института российской семьи, государственной поддержке традиционных духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей России в сфере семейного воспитания, детей, защиты их прав и интересов!

Благодаря последовательной активной и принципиальной позиции многих государственных деятелей, представителей профессионального и родительского сообщества, традиционных религиозных организаций, произошла консолидация общества в осознании глубины и социальной значимости этой национальной трагедии. На государственном уровне подготавливаются и принимаются правовые акты, направленные на решение этой очень сложной и многогранной проблемы.

Сегодня необходимо деятельное проявление гражданской ответственности и активные действия по сохранению российской семьи и семейного благополучия детей! А мнимым радетелям защиты России от эскалации западных либеральных ценностей хорошо бы не впадать в публичную истерию и не кликушествовать, а идти в «неблагополучные» семьи, добросовестно работать с ними, помогать им в выходе из трудной жизненной ситуации и сохранении детей.
Что касается «самого опасного» по мнению автора комментируемой статьи, момента, озвученного Астаховым в беседе с Главой государства, а именно темы создания некоего ювенального министерства, в ведении которого будут все вопросы, касающиеся семьи, материнства, отцовства и детства, здесь автор явно «передергивает». Ведь идея опять проста и ясна, как старая поговорка: «У семи нянек дитя без глаза». А ведь именно это имеет ввиду П.Астахов, указывая на неэффективность действующей модели государственного управления, когда вопросами семейного и детского неблагополучия, защитой прав и интересов детей, в том числе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, занимаются двадцать федеральных ведомств.

Не принижая значимости каждого из них, важности выполняемой ими работы, Уполномоченный продолжает продвигать идею создания единого федерального государственного института, который сможет системно, эффективно и грамотно выстроить работу, преодолев неизбежные при действующем порядке межведомственные барьеры. Речь идет не о перераспределении функций между министерствами, а об объединении усилий всех заинтересованных ведомств для решения поставленных руководством страны задач. Делить-то тут нечего. Пора всем миром впрячься и решать проблему детского и семейного неблагополучия на системной основе. Медлить дальше уже нельзя!

Тем более странной представляется однобокая позиция А.Карпова, который ссылается на «западный опыт» и забывает, что во многих субъектах Российской Федерации уже созданы и эффективно функционируют региональные министерства по делам семьи и детей (Калуга, Брянск, Тыва, Бурятия и другие). И семьи от этого только выиграли, а работа по их восстановлению и защите стала более слаженной. Этот положительный российский опыт и приводил в пример Уполномоченный в беседе с Президентом.

В заключение отмечу, что в разработанном и предложенном П.Астаховым проекте концепции Федеральной целевой программы «Россия без сирот» (размещен на сайте Уполномоченного для ознакомления и обсуждения: http://www.rfdeti.ru/) заявлены основные цели на 2013-2020 годы - сокращение семейного и детского неблагополучия, профилактика социального сиротства, обеспечение приоритета семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, расширение правовых, материальных и социальных гарантий их полноценного развития и воспитания. В указанном проекте закреплена система мер по защите ребенка и его право на Семью, ограждению российских семей от распада. Предложено высвобождаемые от сокращения детских домов средства направить на поддержку семей с несовершеннолетними детьми, прежде всего, многодетных, воспитывающих детей-инвалидов, других нуждающихся в особой помощи о стороны государства.

Проект концепции проходит широкое публичное обсуждение и активно дискутируется с участием представителей родительской общественности. Предлагаем всем заинтересованным гражданам ознакомится и высказать свои замечания и предложения по этому проекту!

И последнее, уважаемому автору прежде, чем вводить читателей столь популярного сайта в заблуждение и наводить тень на плетень стоило бы, как делают добросовестные журналисты, обратиться непосредственно к одному из участников встречи - П.Астахову и задать ему интересующие их вопросы, а не выдумывать то, чего не было, и нет. Есть же официальный сайт Уполномоченного, адрес электронной почты.

Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте Российской Федерации всегда открыт для журналистов и всех, кто заинтересован в конструктивном сотрудничестве по вопросам защиты прав ребенка, всегда готов ответить на любые вопросы о содержании и направленности его деятельности, о положении детей в России и разных регионах страны.


Ренат Абдеев, руководитель пресс-службы Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова
Опубликовано на Русской народной линии

P.S. Если обратить внимание на то, кто именно подвергает нелепейшим нападкам Астахова с целью дискредитации его лично и его программ, то становится понятно, что эта компания просто желает убрать из своей игры противника и полностью завладеть правовой, методической и бизнес сферой страны в области семейного права. В этом смысле, поддержать с нашей стороны Уполномоченного, объединившись против единого врага - наиболее желательно. Поэтому не стоило бы раскачивать лодку, особенно сейчас.